Оптинский календарь. Апрель. - Паломническая служба «Назарет»

Снимок Александра Пашина
Перейти к контенту

Оптинский календарь. Апрель.


Телефон: 8-910-525-15-42
e-mail: kachlena@mail.ru

18 апреля день памяти трёх убиенных монахов: иеромонаха Василия, инока Ферапонта и инока Трофима. В монастыре собрались люди из многих городов – Курска, Воронежа, Москвы, Калуги... Панихиду на могилах отслужили братия монастыря.
Несмотря на то, что со дня трагических событий прошло более двадцати пяти лет, людской поток к могилам не только не иссякает, но становится похож на полноводную реку. Почему со своими просьбами и чаяниями идут к ним люди? Хочется поделиться историей, которую рассказала одна паломница. Она специально приехала с нашей паломнической службой в Оптину Пустынь во второй раз, чтобы помолиться на могилах убиенных братий. Во время предыдущей поездки она с холодным любопытством прошла мимо часовни над могилами братий. Ночью ей приснился удивительный сон: она увидела как на надгробии своей могилы сидит отец Василий Росляков и читает записки с обращенными к нему просьбами.
Конечно, мы не призываем верить снам, но это удачный символ скорой молитвенной помощи, которую оказывают нам, своим современникам, братия Василий, Ферапонт и Трофим.




19 апреля день памяти старца Севастьяна Карагандиского, старца Оптинского. После закрытия Оптиной Пустыни в 1923 году ученики старцев оказались в рассеянии и пошли скорбным путем через ссылки, тюрьмы и лагеря. В Караганде закончил свою жизнь ученик старца Нектария схиархимандрит Севастиан (Стефан Васильевич Фомин).
В 1909 году Стефан поступил в Оптинский скит келейником к старцу Иосифу, а затем к Нектарию. У старца Нектария келейников было два. Старшим келейником был о.Стефан, он назывался «лето» за милосердие и сострадательность, а младшим – о.Пётр (Швырёв), он назывался «зима», был погрубее, построже. Когда народ в хибарки от долгого ожидания старца начинал унывать и роптать, о.Нектарий посылал для утешения о.Стефана. Когда же ожидавшие поднимали шум, тогда выходил о.Пётр и со строгостью умиротворял и успокаивал народ.
А иногда и так бывало: обычно старец о.Нектарий из келий выходил поздно, в 2 – 3 часа дня. Народ то и дело посылал о.Стефана сказать старцу, что его ждут, что многим надо уезжать домой. Отец Стефан шёл в келью к старцу, который тут же говорил: «Сейчас собираюсь, одеваюсь, иду», – но не выходил. А когда выйдет, то при всех обращается к о.Стефану: «Что же ты до сих пор ни разу не сказал, что меня ждёт с нетерпением столько народа?» А о.Стефан просит прощения и кланяется ему в ноги. Но иногда старец говорил посетителям: «Вы об этом спросите моего келейника о.Стефана, он лучше меня посоветует, он прозорлив».
Пострижение в мантию с именем Севастиан (в честь мученика Севастиана (память 18/31 декабря) о.Стефан принял в 1917 году. Прогремела революция. Рухнуло многовековое здание государства Российского. Началось время гонения на Церковь Христову. 25 февраля 1933 года о.Севастиана арестовали и отправили в Тамбовское ОГПУ. Отец Севастиан был отправлен в Тамбовскую область на повалку леса, а через год в Карагандинский лагерь, в поселок Долинка, куда прибыл 26 мая 1934 года.
В начале 30-х годов для освоения целинных земель Центрального Казахстана и разработки Карагандинского угольного бассейна, в окрестности Караганды стали свозить «раскулаченные» крестьянские семьи, называемые «спецпереселенцами». Жилищем им служили ямы в степи, покрытые чем угодно, чтобы только можно было в них укрыться от ветра, дождя и снега. Эти жилища спецпереселенцы копали себе сами. Постепенно они стали выстраивать саманные бараки, которые были сырыми и неотапливаемыми. Антисанитарные условия, недостаток хлеба, воды, холод, цинга и разбушевавшийся тиф, в период 1931 – 1933 гг. стали причиной массовой гибели людей.
Кроме спецпереселенческих обсерваций, Казахстанская степь стала покрываться сетью отделений образованного в 1931 году филиала ГУЛАГА – Карлага, куда вместе с людьми уголовного мира пошли этапы жертв политических репрессий. Столицей Карлага был поселок Долинка (33 км от Караганды). Ворота, куда прибывали заключенные – стала станция Карабас, а братской могилой тысячи тысяч его узников стала вся безбрежная степь Центрального Казахстана. «Здесь день и ночь, на этих общих могилах мучеников, горят свечи от земли до неба», говорил батюшка. И был старец молитвенником за всех них. После освобождения из лагеря он навсегда остался в Караганде.
Он часто ездил в посёлки Дубовка, Сарань, Федоровку, Топар. На дому крестил, на дому отпевал. В тех местах, где он бывал, в данный момент образованы приходы по его молитвам. Бывал он и в поселке Долинка, где отбывал срок заключения. Но особенно о.Севастиан любил посещать поселок Мелькомбинат. Он говорил, что в Михайловке у него «Оптина», а на Мелькомбинате – «Скит». Туда по благословению батюшки переезжали многие верующие из разных уголков Караганды. В основном на Мелькомбинате жили семьи, или, точнее, остатки семей, уцелевшие после перенесенной ими в начале 30-х годов трагедии спецпереселения – это люди с исстрадавшимися сердцами, переломанными судьбами, овдовевшие жёны, осиротевшие дети. У каждого была своя боль, свои душевные раны. Были люди с тяжёлыми характерами, капризные, мнительные, агрессивные, замкнутые. Но батюшка находил подход к каждой страдающей душе. Так же среди людей, окружавших старца было много монашествующих, высланных в Караганду в годы гонений или позднее приехавших к нему из России и других республик. Среди них были люди уникальные, талантливые, подвижники высокой духовной жизни. В целом это была крепкая христианская община, степной казахстанский «скит», который во время безбожного коммунистического режима сумел организовать и взрастить на святой земле карагандинских лагерей оптинский старец. Любовь батюшки была нежная, заботливая. Иногда он сердился, но редко. Он не жалел времени на беседу с человеком. Жизнь верных чад батюшки была примером порядка. Их называли «батюшкины», говорили, что добрая половина Михайловки, как негласный монастырь. Так в подвиге любви и самоотверженного служения Богу и ближним шли годы. В 1955 году в день праздника Вознесения Господня была освящена церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы в Большой Михайловке, что было чудом в 50-е годы. О.Севастиан был настоятелем этой церкви 11 лет – с 1955 по 1966 годы, до дня своей кончины.
Неутомимое подвижническое служение Православной Церкви от послушника в скиту Введенской Оптиной пустыни до настоятельства и посвящения в сан архимандрита о.Севастиан исполнял 57 лет – с 1909 по 1966 год, до своей кончины.
В октябре 1997 года по решению Синодальной комиссии по канонизации святых и благословению Святейшего Патриарха АлексияII состоялось местное прославление в лике святых преподобноисповедника схиархимандрита Севастиана Карагандинского. В том же году 22 октября были обретены святые мощи старца и положены в большемихайловском храме Рождества Пресвятой Богородицы. Второго мая 1998 года мощи преподобного торжественным крестным ходом были перенесены в Свято-Введенский собор, ставший главным храмом города Караганды. В августе 2000 года на Юбилейном Архиерейском соборе Русской Православной Церкви имя преподобноисповедника Севастиана было внесено в списки Собора новомучеников и исповедников Российских для общецерковного почитания.




Столетие назад: весна в Оптиной.
Чиновники из советских учреждений, расположенные к обители, в частных разговорах неоднократно советовали братии для спасения монастыря и его хозяйства зарегистрироваться в качестве трудовой общины или артели. В 1919 г. Оптинский монастырь был преобразован в племенное хозяйство, которое возглавил один из монастырских послушников. Основанием для создания племхоза было сохранение монастырского стада и уникальной оптинской породы крупного рогатого скота. Новообразованное хозяйство пользовалось по договору всеми постройками монастыря, кроме части скитских строений.
В апреле 1923 г. оптинская сельхозартель была закрыта. Только 15 человек из бывших членов артели были оставлены в монастыре как музейные работники, в основном сторожа. Остальные монахи покинули скит, некоторые были арестованы. Очевидец описывает арест преп. Нектария: «Постом на Страстной неделе (1923 г.) по обледенелой дорожке уводили из скита отца Нектария. Слабенький старец шёл и падал. Монастырский хлебный корпус был превращен в тюрьму, куда привели едва держащегося от слабости старца. А когда ударили (в колокола — прим. «Назает») в монастыре к чтению двенадцати Евангелий, подъехали розвальни и увезли его в городскую тюрьму».




29 апреля день тезоименитства инока Трофима, убиенного сатанистом 18 апреля 1993 года.
Оптинский инок Трофим (в миру Леонид Иванович Татарников) родился в сибирском посёлке Даган 4 февраля 1954 года. Во святом крещении наречён Леонидом в честь мученика Леонида, пострадавшего в Коринфе в 258 году.
В августе 1990 года впервые с группой паломников приехал в возрождающуюся Оптину, где и получил первое своё послушание на коровнике. Не прошло и года, как Леонида одели в подрясник, а в сентябре 1991 года послушника Леонида постригли в иночество с именем апостола Трофима.
Из Дневника инока Трофима:
«Краткие мысли»
Не пренебрегай суждением врагов твоих, которые отмечают твои слабости.
Не касайся и мысленно чужих грехов.
Должно бегать всякого рода пытливости (разведывания, разговоров, глазёрства).
«О пище»
Пищи употреблять должно каждый день столько, чтобы тело, укрепляясь, было другом и помощником душе в совершении добродетелей, а иначе может быть то, что изнемогши телу и душа ослабевает. Питающие тело своё выше меры и потребы оставляют душу свою голодною.



Поиск по сайту.
телефон
8-910-525-15-42
117463, г. Москва, Новоясеневский пр-т., д.42
Назад к содержимому