Оптинский календарь. Март. - Паломническая служба «Назарет»

Снимок Александра Пашина
Перейти к контенту

Оптинский календарь. Март.


Телефон: 8-910-525-15-42
Подвижник смиренного духа



При начале старческого пути о. Амвросия, в марте 1861 года, в его келлии появился юноша двадцати с небольшим лет, Иван Литовкин, который попросил у старца благословения идти в Киев. Взглянув на него и увидев его будущее, старец сказал: «Зачем тебе в Киев, оставайся здесь». Тот остался и прожил в этом домике пятьдесят лет, сначала келейником о. Амвросия, потом старцем и скитоначальником. Это был преподобный Иосиф…

Безмолвный подвижнический Скит стал навсегда его домом, братия – семьей. Как и все старцы в свое время, он желал в глубине души лишь молитвенного уединения, но, как и они, оказывая послушание Господу и наставникам, должен был руководить к спасению душ многих и многих православных.

Старец Иосиф, будучи келейником, однажды сильно простудился, и здоровье его нарушилось. Когда о. Амвросия однажды с тревогой спросили об о. Иосифе, как же он будет старчествовать такой болезненный, – тот ответил: «Ну что же, ничего, зато смиренный будет».

Несмотря на болезненность и слабость, он никогда не отдыхал днем, употребляя свободные минуты на чтение книг и писание духовным чадам. Одежду он носил такую, чтоб не отличаться от простого монаха, и до последних лет ходил на трапезу, не имея в келлии ничего съестного. Даже для гостей и родных, навещавших его, он не устраивал у себя чаепитий.

О. Иосиф не имел никакого образования, но хорошо знал аскетические писания святых Отцов, – умудрен он был и в понимании Священного Писания. Одной из основных «книг» в его учении был сам его наставник, старец Амвросий. Эту «книгу» впоследствии старец Иосиф цитировал очень часто – вспоминая, как поступал старец, что говорил…
О. Амвросий был общителен, и нередко его беседа, яркая, остроумная, назидательная, распространялась далее того, о чем в основном шла речь. Отец же Иосиф без вопроса к нему не начинал вообще говорить, помня слова преподобного Петра Дамаскина о том, что «древние отцы без вопрошания не говорили служащего ко спасению, считая это празднословием». Он был строг, истинно по-монашески не позволяя себе наружно-ласкового обращения даже с наиболее близкими ему людьми, но его понимали, зная, что в его сердце горит любовь к ближнему.
Как и о. Амвросий, о. Иосиф имел дар исцеления. В житии его описывается много случаев, когда он, например, подобно о. Амвросию, слегка ударял по больному месту, и болезнь прекращалась. То же бывало и по его молитвам. Получали помощь и те, кто, будучи вдалеке, взывали к нему. Господь творил чудеса через вернейшего раба Своего.

Однажды кто-то заметил:
– Вы, батюшка, уклоняетесь от чести, а она сама за вами следует.
– Да к чему это, на что это нужно? – вздохнув, отвечал о. Иосиф, – Впрочем… как не должно искать чести, так не должно и отказываться… Налагаемая честь есть также от Бога.
5 марта празднуются именины старца Льва Оптинского – основоположника старчества в Оптиной Пустыни.
В этот монастырь старец пришёл уже будучи зрелым человеком и опытным монахом. Школу старчества он воспринял от учеников Паисия Величковского. В 1829 г. Лев поселился вблизи Оптинского скита, и сразу же к нему потянулись многочисленные посетители (не только монахи) с разными духовными и житейскими вопросами. Старец мог быть резок и не боялся, если нужно, затронуть самолюбие своих духовных детей. Напротив, всё его обращение с ними направлено было к искоренению этого скрытого, но губительного порока. Но в этом никогда не было грубости или раздражения и делалось исключительно ради духовной пользы. «Бывало, – рассказывал один ученик старца, – батюшка сделает мне такой строгий и грозный выговор, что едва на ногах устою; но тут же и сам смирится, как дитя, и так умиротворит и утешит, что на душе сделается легко и отрадно; и уйдешь от него мирный и весёлый, как будто батюшка меня хвалил, а не укорял».
Однажды к старцу приехала А.И.Остен-Сакен с племянницей Машей. Маша (Мария Николаевна) была родной сестрой Л.Н.Толстого. Старец посмотрел на Машу, и сказал в свойственной ему шутливой форме: «Эта Маша будет наша». Действительно, в конце жизни Мария Николаевна Толстая приняла монашеский постриг в Шамординском монастыре.
Домик старца Льва сохранился в Оптиной.



5 марта 1851 г. 170 лет назад в Оптиной скончался о. Порфирий (Григоров).



«Там у меня в монастыре есть человек, которого я очень люблю. … Некто Григоров, дворянин, который был прежде офицером, а теперь сделался усердным монахом и говорит, что никогда в свете не был так счастлив, как в монастыре. … Он славный человек и настоящий христианин: душа его такая детская, светлая, прозрачная! … Он вовсе не пасмурный монах, бегающий от людей, не любящий беседы. Нет, напротив того, любит всех людей как братьев; он всегда весел, всегда снисходителен…» - писал Николай Васильевич Гоголь об одном из оптинских монахов.

…Бывший подпоручик конной артиллерии Петр Александрович Григоров, ставший сначала оптинским иноком, а к концу жизни – монахом Порфирием, не раз рассказывал братии о курьезном (но все-таки романтическом!) происшествии, всячески порицая свою былую безрассудную гвардейскую горячность.

Дело было под Одессой, где-то в середине 1820-х годов, во время артиллерийских учений: «Около Одессы расположена была батарейная рота, и расставлены были на поле пушки. А. С. Пушкин гуляя за городом, подошел к ним и начал рассматривать одну за другою. Офицеру Петру Григорову эти наблюдения показались подозрительными, и он остановил его вопросом об его имени. «Пушкин», – ответил тот. «Пушкин! – воскликнул офицер. – Ребята, пали!» – и скомандовал торжественный залп. Весь лагерь встревожился. Сбежались офицеры и спрашивали причину такой необыкновенной стрельбы. «В честь знаменитого гостя, – отвечал офицер… – Вот, господа, Пушкин!» Пушкина молодежь подхватила под руки и повела с триумфом в свои шатры праздновать нечаянное посещение…» Однако ж бедного Григорова, страстного поклонника поэта, за неуместный восторг посадили под арест, несмотря на все просьбы и ходатайства о нём Александра Сергеевича.

Через несколько лет после этого двадцатисемилетний елецкий помещик продает свое имение и… уходит в монахи! В Задонском Богородицком монастыре он становится со временем келейником благочестивейшего подвижника-затворника – Георгия Алексеевича Машурина. За два года до смерти он-то и благословил Григорова на переход в Оптину Пустынь.

В летописи оптинского Иоанно-Предтеченского скита сохранилась следующая запись: «1834 г. в Петров пост прибыл елецкий помещик, отставной конной артиллерии подпоручик Петр Александрович Григоров и помещен в скиту при келиях начальника скита о. Антония. Проходил послушание в братской кухне и келейное». Старец Антоний (Путилов) и стал его духовным наставником.

После смерти Георгия Затворника в 1836 году П. А. Григоров начал готовить к изданию собранные им письма задонского подвижника, что и было вскоре осуществлено – в 1839 году довольно объемистый том писем вышел в свет. Книга была отправлена в дар настоятелю Троице-Сергиевой пустыни – архимандриту Игнатию (Брянчанинову).
Вечером 8 марта 1998 года на Даниловском кладбище в Москве были обретены честные останки блаженной старицы Матроны.



Матушка просила, чтобы ее отпели в церкви Ризоположения на Донской улице. В это время служил там любимый прихожанами священник Николай Голубцов. Он знал и почитал блаженную Матрону. Ее наставления были созвучны проповедям о. Николая. Она говорила: «Если народ теряет веру в Бога, то его постигают бедствия, а если не кается, то гибнет и исчезает с лица земли. Сколько народов исчезло, а Россия существовала и будет существовать. Молитесь, просите, кайтесь! Господь вас не оставит и сохранит землю нашу» А о. Николай говорил: «Большого терпения требует от нас то окружающее неверие, в котором мы живем. Мы должны верить, что эта эпоха пройдет, что наше отечество вновь вернется к вере».



Николай Александрович Голубцов был рукоположен во священники в 1949 г. и первые службы провел с отцом Иоанном Крестьянкиным, вскоре осужденным на 7 лет ссылки.



Мы вспоминаем об отце Николае потому, что это был пастырь добрый, отдавший себя заботе о своих церковных детях. Вспоминают, что он был со всеми тих и ровен, каждого принимал так, будто только и ждал его прихода. Он принимал людей в храме и всюду – во дворе, в транспорте, на улице, а затем начинал «хождение по требам», как он говорил. Если нужно, он ездил в общественном транспорте на край Москвы, чтобы причастить больного. Были случаи, когда родственники больного не впускали три раза и только на четвертый настойчивость о. Николая побеждала. Он ходил в больницы, несмотря на запрет властей, опекал и утешал убогих из сиротского дома около Донского монастыря.

Его стали считать старцем потому, что прихожане убеждались в его даре рассуждения и  предвидения. Отец Николай крестил в 1962 г. Светлану Аллилуеву – дочь Сталина. “Я никогда не забуду наш первый разговор в пустой церкви после службы” – вспоминала Светлана. “Подошел быстрой походкой пожилой человек с таким лицом, как у Павлова, Сеченова, Пирогова — больших русских ученых. Лицо одновременно простое и интеллигентное, полное внутренней силы. Он быстро пожал мне руку, как будто мы старые знакомые, сел на скамью у стены, положил ногу на ногу и пригласил меня сесть рядом. Я растерялась, потому что его поведение было обыкновенным. Он расспрашивал меня о детях, о работе, и я вдруг начала говорить ему все, еще не понимая, что это — исповедь. Наконец я призналась ему, что не знаю, как нужно разговаривать со священником, и прошу меня простить за это. Он улыбнулся и сказал: «Как с обыкновенным человеком». Это было сказано серьёзно и проникновенно. И все-таки, перед тем как уйти, когда он протянул мне для обычного рукопожатия руку, я поцеловала ее, повинуясь какому-то порыву. Он опять улыбнулся. Его лицо было сдержанным и строгим, улыбка этого лица стоила многого…”
Этот поступок тяжело отразился на жизни и здоровье о. Николая: вскоре он получил инфаркт, а после второго он уже не оправился. Скончался Николай Александрович Голубцов 20 сентября 1963 г. О. Николай очень почитал преподобного Макария Оптинского, и скончался он в день памяти святого.

8 марта 1922 г. в монастырской больнице скончался архимандрит Агапит Оптинский (Беловидов) – загадочная фигура в истории оптинского старчества.
Духовным окормлением отца Агапита пользовались все последние старцы «старой» Оптины: преподобные Варсонофий, Анатолий младший, Нектарий и Никон. При этом, будучи современником и учеником преподобного Амвросия, архимандрит Агапит стал как бы связующим звеном между поколениями обители. Когда в 1912 году преподобного Варсонофия перевели в Старо-Голутвин монастырь, старшая братия хотела выбрать отца Агапита братским духовником, но тот наотрез отказался.
Его перу принадлежат: первое подробное «Жизнеописание в Бозе почившего Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия» в 2-х частях, а также «Житие молдавского старца Паисия Величковского» и «Жизнеописание Оптинского старца иеросхимонаха Макария».
Однажды отец Агапит пришел к преподобному Амвросию спросить совета: взяться ли ему за составление жизнеописания старца Илариона Троекуровского, о чём просили его монахи, или нет? Старец отец Амвросий на это с ласковой улыбкой ответил: «Возьмись, возьмись, да и поучись, как надо будет писать жизнеописание-то!». А сам все улыбался и улыбался…
«Точно он предвидел, что приведёт Господь мне писать его жизнеописание», – вспоминал потом отец Агапит.
В старости он стал юродствовать, заболел, порой впадал как бы в слабоумие, хотя в просветах сохранил и прозорливость, и всяческую высоту духовную. Жил в больнице. Батюшка Нектарий говорил, что болезнь его – наказание за отказ от общественного служения.
О Старце Агапите очаровательно рассказывала сиделка Дунечка, ходившая за ним в больнице. Однажды она тихонько сняла чётки с перекладины постели, где они всегда висели, и взяла их с собой в храм. «Вот-то, – думает, – помолюсь я по его чёткам!» Старец Агапит словно бы и не заметил, как она чётки брала. Стоит Дунечка в церкви, пробует молиться по его чёткам, а её в сон клонит. Никогда в жизни она так спать не хотела – засыпает стоя – и всё. Тут она видит, что неладно что-то, раскаялась и понесла чётки обратно. Хочет их незаметно повесить на место. А старец Агапит открыл глаза, смотрит на неё и смеется: «Открой-ка мой ящик». Дуня открыла. «Вот возьми там чёточки. Те лёгонькие, а эти мои слишком тяжелы для тебя».
На фото Оптинская больница, в которой последние годы находился Агапит и жизнеописание Амросия, написанное Агапитом.




14 марта
Схиархимандрит Гавриил (Зырянов), полагавший начало подвижничества в Оптиной пустыни, так писал о ее насельниках: "Да, мы чувствовали себя там, как в среде святых, и ходили со страхом, как по земле святой… Я присматривался ко всем и видел: хотя были разные степени, но все они по духу были равны между собой; никто не был ни больше, ни меньше, а были все одно — одна душа и одна воля — в Боге".

Архимандрит Георгий (Лавров), подвизавшийся в Оптинской обители, отмечал, что в монастыре было много совсем незаметных монахов, несущих всю жизнь самые незначительные послушания и в церкви стоящих где-нибудь в уголке, тихо перебирая четки. Никто никогда не замечал в них каких-нибудь добродетелей, а между тем многим из них был открыт день их кончины.

13 марта 1836 года почил о Господе рясофорный монах оптинский Стефан, родом из мещан города Козельска, живописец. Перед смертью он был тревожим бесовскими привидениями и потому просил старца отца Леонида навестить его. Старец исполнил его желание, был у одра больного, утешал его духовною беседою и укреплял надеждою на помощь и заступление Божие. Отец Стефан скончался в преклонных летах, прожив на свете свыше 80 годов.
17 марта день памяти Герасима Иорданского.
Святой жил в Иорданской пустыне. Здесь преподобный Герасим устроил обитель, устав которой отличался большой строгостью. Святой подвижник встретил в пустыне раненого льва и вылечил его. В благодарность лев стал служить старцу как домашнее животное до самой его кончины, после которой и сам умер на могиле и был зарыт близ гроба святого.
У Оптинского старца Нектария был кот, который его необыкновенно слушался. Старец, который иногда юродствовал, говорил: «Герасим был велик, у него был лев, мы малы, у нас кот». При этом, «шуточки» старца Нектария часто были пророчествами. Например, в своей скитской келье он собирал старые вещи и в шутку говорил: «Это мой музей». В советское время в этой келье расположился музей, посвященный пребыванию Достоевского в Оптиной Пустыни.
На фото: Преподобный Герасим; Старец Нектарий; в этом доме жил старец Нектарий, а затем в нём был музей Достоевского.




17 марта

17 марта 1913 года, уже находясь на смертном одре, отец Варсонофий продиктовал духовное завещание, где говорилось: «Веру мне имите, святые отцы и братия, что все мои действия и желания сводились к одному: охранить святые заветы и установления древних отцов-подвижников и великих наших старцев во всей божественной и чудной их красоте от разных тлетворных веяний века сего, которых начало – гордыня сатанинская, а конец – огонь неугасимый и мука бесконечная! Может быть, плохо исполнил я это – каюсь в том и повергаю себя пред благостию Божией, умоляя о помиловании. А вас, всех возлюбивших меня о Господе, прошу и молю: соблюдите мои смиренные глаголы. Духа не угашайте, но паче возгревайте его терпеливою молитвою и прилежным чтением святоотеческих и Священных Писаний, очищая сердце от страстей. Лучше соглашайтесь подъять тысячу смертей, чем уклониться от Божественных заповедей Евангельских и дивных установлений иноческих. Мужайтесь в подвиге, не отступайте от него, хотя бы весь ад восстал на вас и весь мир кипел на вас злобою».

Умирая, отец Варсонофий очень страдал и призывал иногда старцев: «Батюшка Лев, батюшка Макарий, батюшка Амвросий, батюшка Иларион, батюшка Анатолий, батюшка Иосиф, помогите мне вашими святыми молитвами!». Отходную читали 20 марта, затем 30 и 31 марта. Последние слова его были о рае, несвязные, но именно – о рае...

Говорили, что старец после кончины своей являлся многим из иноков, особенно скитским. Однажды отец Феодосий (скитской монах) прилег днем отдохнуть и вдруг видит, что прямо напротив него сидит покойный старец и смотрит на него... Видение продолжалось довольно долго и сопровождалось благодатным ощущением душевного мира. Отец Феодосий давно желал знать наизусть акафист Божией Матери, но никак не мог затвердить. После кончины старца он взял однажды его одеяло и, завернувшись в него, стал вспоминать строки акафиста... И – о, чудо! – вспомнил весь его и уже не забывал. Иеромонах Кукша рассказал, что видел сон, будто в храме подошел к нему покойный старец и попросил, чтобы после литургии пропели «Под Твою милость...». Хор исполнил пожелание старца, и Кукша спросил, понравилось ли ему пение. «Да, – ответил старец. – И вы всегда так делайте». Этот завет отца Варсонофия стал свято соблюдаться.
Благоверный князь Даниил Московский, сын благоверного князя Александра Невского, † 4/17 марта 1303 г.

В память о святом Данииле Московском – рассказ о духовном союзе любви.



Духовные связи Данилова монастыря и Оптиной пустыни прослеживаются на протяжении двух веков. Восходят они к XVIII столетию, когда Данилов и Оптина входили в состав одной епархии — Крутицкой.

В 1765 году Крутицкий епископ Амвросий (Зертис-Каменский) распорядился поминать в храмах и монастырях своей епархии святого благоверного князя Даниила. Так в стенах Оптиной пустыни начали возноситься молитвы к небесному покровителю Крутицкой епархии, преподобному князю Даниилу.



Яркой страницей в историю Оптиной вошла дружба оптинского старца иеросхимонаха Макария и даниловского иеромонаха Вассиана. О. Вассиан ежегодно навещал Оптину. Его слабое здоровье заметно поправлялось в Иоанно- Предтеченском скиту, где ему выделялась особая келлия.



В середине XIX в. оптинцы часто посещали Данилов монастырь, где всегда встречали радушие и братскую любовь. Одним из гостей о. Вассиана был скитской послушник Герасим Иванович Туманов ( схимонах Геннадий), нёсший в Предтеченском скиту послушание помощника повара. Когда в скит был принят Александр Гренков, будущий старец Амвросий, Герасима назначили главным поваром, а Александра — его помощником. Жили они в согласии и мире, часто вели благочестивые беседы.

После кончины Н.В. Гоголя об упокоении его души молились в Оптиной не только братия и паломники, но и мать писателя, М.И. Гоголь, приезжавшая в пустынь в 1857 г. В Даниловом монастыре, где был погребен Н.В. Гоголь, по нему часто служили заупокойные обедни и панихиды.

Первый монастырь Москвы стал первым монастырем столицы, возрожденным к духовной жизни в ХХ столетии.
Наместником открытой в 1983 г. обители стал архимандрит Евлогий (Смирнов) ( приснопамятный митрополит Владимирский и Суздальский, †2020). Перед ним стояла задача восстановления монастыря, где все казалось утраченным безвозвратно.

Но Церковь недаром прославляет святого князя-схимника как «светильника всесветлаго, вся Российские страны просвещающаго». Вскоре первый наместник и первые насельники Свято-Данилова монастыря, положившие возрождение его духовной жизни, были призваны Господом к трудам по возрождению других обителей, в первую очередь — Оптиной пустыни.

Связи Данилова и Оптиной в конце 1980-х — начале 1990-х гг. были особенно многосторонними.
В иконописной мастерской реставрировались для Оптиной иконы, здесь же был написан первый образ преподобного Амвросия, причисленного к лику святых на Поместном Соборе в июне 1988 г. Насельники Даниловой обители участвовали в обретении святых мощей преподобного Амвросия и молились в Оптиной пустыни 23 октября 1988 г., когда впервые всецерковно праздновался день памяти великого старца.

Перед иконами святого благоверного князя Даниила и преподобного старца Амвросия непрестанно звучат тропари и величания великим угодникам Божиим, чьи горнии молитвы связуют союзом любви Московский Данилов монастырь и Оптину пустынь.

Молитвенное обращение к князю-схимнику — скорому помощнику в благоустроении монастырей — не остаётся без ответа.
18 марта

18 марта 2005 г. окончательно был возрожден Иоанно-Предтеченский скит Оптиной Пустыни. После передачи монастыря церкви в 1987 г. процесс восстановления монашеской жизни в скиту растянулся на долгие годы. В советское время в скиту были различные организации: датский дом, лагерь для  интернированных поляков, дом творчества, музей и сельское поселение.

Чтобы возродить скит, надо было купить хибарку, в которой жил преподобный Амвросий Оптинский. Сколько запросил новый хозяин, столько и отдали. Постепенно расселили и других жителей скита. Долгое время не могли подобрать и отремонтировать новое помещение для музея. В Предтеченском храме находилась экспозиция, посвященная пребыванию Л.Н. Толстого в Оптиной Пустыни, в ключаревском корпусе - литературный музей, рассказывающий о влиянии оптинского старчества на русскую культуру, в келье, где начинал свою монашескую жизнь старец Нектарий - музей Достоевского. После переезда музея в новое помещение, в город  Козельск, возобновились богослужение в Иоанно-Предтеченском храме, и ворота скита закрылись для посетителей монастыря, как это было при оптинских старцах.

Заглянуть за ворота скита вы сможете, посмотрев фильм, авторами которого являются экскурсоводы нашей паломнической службы: https://www.youtube.com/watch?v=RaBeKwkyeG8&t=13s.


18 марта 1855 года в почил послушник Оптиной пустыни Владимир (Владимир Александрович Кавелин). Его родной брат, архимандрит Леонид, был первым историком Оптиной Пустыни.
Его отец, Кавелин Александр Александрович (1793 – 1850), служил в лейб-гвардии Измайловском полку. Участвовал в Бородинском сражении, за отличие в котором награжден золотой шпагой с надписью «За храбрость». Его мать, Мария Михайловна (урожденная Нахимова), была двоюродной сестрой адмирала Павла Степановича Нахимова.
Послушник Владимир был болезненным юношей и последний год жизни провёл в имении Кавелиных Грива под Козельском. К нему приезжал его духовник – старец Макарий. После кончины юноши его похоронили в Оптиной Пустыни. Отпевание совершил старец Моисей, игумен монастыря.
Сейчас в бывшем имении Кавелиных проживают 8 человек.



ГРАНИТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Схиигумен Марк (Чебыкин)

18 марта 1909 года в «Летописи Иоанно-Предтеченского скита» была сделана краткая запись: «Скончался в монастыре живший на покое игумен Марк, глубокий старец, современник покойного оптинского старца иеросхимонаха Макария».

Духовник схиигумена Марка о. Сергий (Александров) отзывался о своем духовном чаде: «Гранитный он был человек!», – указывая тем самым на твердость его характера и непреклонность следования за Христом.
Схиигумен Марк происходил из духовного звания, родился в семье дьячка Архангельской губернии. Отрок рос в атмосфере любви и искреннего благочестия. На формирования его религиозного чувства особенное влияние оказала его бабушка, духовная дочь преподобного Серафима Саровского.

По окончании Костромской духовной семинарии поступил в Оптину Пустынь.
Когда в 1865 году почил преподобный Антоний (Путилов), было принято решение похоронить его рядом с братом, преподобным Моисеем (Путиловым), почившим в 1862 году и похороненным в склепе под полом, у солен правого придела Казанской церкви.



Духовный писатель С.А. Нилус со слов оптинской братии записал следующий рассказ: «Взломали пол, разломали склеп, и обнаружился гроб архимандрита Моисея, совершенно как новый, несмотря на сырость грунта подпочвы; только немножко приотстала, приподнялась гробовая крышка… Безмерною любовью любил почившего архимандрита игумен Марк, и воспламенилось его сердце желанием убедиться в нетленности мощей великого аввы, а также и взять со смертной одежды их хоть что-нибудь себе на память. И вот пошли каменщики, что делали склеп, не то обедать, не то чай пить, а игумен Марк воспользовался этим временем, спустился в склеп, просунул с ножницами руку под крышку гроба, ощупал там совершенно нетленное, даже мягкое и как бы теплое тело, и только что стал было отрезать ножницами кусок от мантии почившего, как крышка гроба с силой захлопнулась и придавила руку игумену Марку. И взмолился тут игумен:
– Прости, отче святый, дерзновение любви моей, отпусти руку.
И долго молил игумен Марк о прошении, пока вновь ни приподнялась сама собой гробовая крышка и ни освободила руку, дерзнувшую, хотя и любви ради, но без благословения Церкви, коснуться мощей праведника.
На память о событии этом у отца игумена остался на всю жизнь поврежденным указательный палец правой руки».
22 марта
ПРЕПОДОБНЫЙ СХИИГУМЕН АНТОНИЙ (ПУТИЛОВ)

Преподобный Антоний Оптинский (Александр Иванович Путилов) родился 9/22 марта 1795 года в городе Романове-Борисоглебске (Тутаеве) Ярославской губернии и был воспитан в страхе Божием и в духе строгого Православия. Призвание к монашеской жизни он почувствовал еще в детском возрасте, ибо тому способствовали примеры его близких родственников: дяди, двоюродной сестры и старших братьев — преподобного Моисея Оптинского и Саровского игумена Исаии, которые оставили мир, когда Александру было всего 10 лет.
В день своего рождения, 9/22 марта 1865 года, когда старцу исполнилось ровно 70 лет, он принял великую схиму. По болезни старца пострижение было совершено келейно настоятелем обители преподобным Исаакием I. Схиигумен Антоний весь предался молитвенным подвигам и богомыслию. Телесные страдания его были очень тяжелы, но он переносил их с мужеством и покорностью воле Божией.

В строгом подвиге преподобный старец Антоний проводил свое скитское жительство, отчего усилилась болезнь в ногах до крайности . Через несколько месяцев во всей силе открылась предсмертная болезнь старца. Благословляя всех образами, преподобный Антоний ежедневно приобщался Святых Таин и пребывал в непрестанной молитве.
Общее правило отца Антония, равно как и всех духовных старцев, было такое, чтобы без вопроса никому не предлагать своих советов, считая это не только бесполезным, но и вредным празднословием. Вместе с тем отец Антоний зорко следил за вопрошавшими: если кто предлагал вопросы не по душевной потребности, а из пытливости или подобных побуждений, в таком случае ничего не отвечал.

Окормлял старец не только иноков, но и мирян. Духовные дарования привлекали к нему многих. Среди духовных чад старца был Семен Иванович Яновский. Яновский - лейтенант русского флота, управляющий русскими колониями на Аляске, затем директор Калужской гимназии, закончивший свою жизнь монахом Тихоновой пустыни. Велика была сила молитвенного заступления иг. Антония. Всем было известно, что старец прозорлив. Одна женщина, когда преподобный устремил на нее свой проницательный взор, чистосердечно объяснила, что боится, когда он на нее так смотрит: "Вы видите все мои грехи". — "Напрасно вы так думаете, — возразил смиренный старец. — О чем я помолюсь и что Бог мне откроет, то я и знаю; а если Бог мне не откроет, то я ничего не знаю".

Поучения преп. Антония (Путилова):
Кушайте же во славу Божию все предлагаемое вам без сомнения. А вместо этого положите вы хранение устам своим от празднословия, смехословия и осуждения. Это будет выше вашего поста.
Человек смиренный живет на земле, как в Царстве Небесном, всегда весел, и спокоен, и всем доволен.

Итак, возлюбленное мое чадо, ни о чем не унывай, а на Бога уповай и старайся при случающихся неприятностях затверживать это: во имя Господа Иисуса Христа все терплю.


Летописец Оптиной пустыни инок Павел.
На рубеже XIX и XX столетий письмоводителем у старца оптинского Иосифа был о.Павел. По благословению старца инок Павел продолжил вести «Летопись скита во имя святого Иоанна Предтечи и Крестителя Господня, находящегося при Козельской Введенской Оптиной пустыни», – так написал он на титульном листе очередной книги. Летопись велась и раньше, но с перерывами, зачастую многолетними. Отец Павел возобновил её ведение, дав в летописи образцы записей и форму, которой следовали его преемники по летописанию. Благодаря этому летопись стала весьма содержательным историческим документом не только скита, но всей обители. О.Павел вносил в летопись какие и в каких храмах были богослужения, кто служил и кто присутствовал; писал о том, какое было убранство к праздникам, кто был пострижен в рясофор, в мантию или великую схиму, кто умер и при каких обстоятельствах…
Вот некоторые записи о.Павла за март-апрель 1900 года.

«Март 19. Воскресенье.
Сегодня вечером привезено из Москвы в Оптину пустынь тело в Бозе почившей Натальи Петровны Киреевской, благодетельницы скита и монастыря. На иждивение её была издана большая часть святоотеческих творений, переведенных братией скита под руководством старца отца Макария. На её же средства устроен был придел во имя преподобного Макария Египетского в скитском храме. Иконы в сем приделе высокой художественной работы и были исполнены в Москве. Воспитанная в строго церковном духе, Наталья Петровна имела решающее влияние на образ мыслей и перемену в религиозных убеждениях своего мужа, известного русского учёного и писателя Ивана Васильевича Киреевского в смысле полной и искренней преданности его Святой Православной Церкви. В свою очередь и сам Киреевский повлиял в том же смысле на своих друзей, – на знаменитых писателей: Гоголя, Аксакова, Хомякова и других, а через них и на большую часть русского образованного общества. В замужестве Наталья Петровна была 22 года с 1834 по 1856 год. По смерти мужа жила некоторое время в своём имении, селе Долбине, близ города Белёва, а затем в Москве, где и скончалась. При жизни старца отца Макария была его духовной дочерью, пользуясь его полным доверием и любовью о Христе, а также многих выдающихся духовных иерархов, и особенно Московского митрополита Филарета и светских высокопоставленных лиц.
Март 21. Вторник.
Сегодня, после заупокойной литургии и панихиды (отпевание покойной было совершено в Москве) в Казанском соборе, братия монастыря и скита изнесли на руках гроб покойной и опустили в склеп, устроенный рядом с могилою её мужа Ивана Васильевича и брата его Петра Васильевича Киреевских. Мир душе твоей, доблестная и боголюбивая раба Божия, и да упокоит тебя Господь во Царствии Своём за благочестивую твою жизнь и любовь к иночеству.
Март 31. Пятница.
Сегодня в 11 с половиной часов ночи в Бозе почил на 72-м году жизни священноархимандрит отец Досифей. Был настоятелем Мещовского монастыря. По кончине настоятеля Оптиной пустыни отца архимандрита Исаакия был избран братией в настоятели упомянутой пустыни и вступил в сию должность в ноябре 1894 года. … По расстроенному здоровью и согласно прошению, уволен был в августе 1899 года на покой и жил до кончины в так называемом Графском корпусе, что близ настоятельского корпуса, занимая южную половину оного.
...
Апрель 1. Суббота. Лазарево воскресение.
Сегодня тело отца архимандрита Досифея перенесено из Графского корпуса в церковь старой больницы – до отпевания, которое предполагается совершить завтра.
...
Апрель 2. Вербное Воскресенье.
В 8 часов утра пред позднею обедней тело отца архимандрита Досифея перенесено в Казанский собор. Чин отпевания совершён был отцом архимандритом Агапитом в сослужении с отцом игуменом Ксенофонтом, а также монастырскими и скитскими иеромонахами. По отпевании гроб был поставлен опять в церкви старой больницы.
...
Апрель 4. Вторник.
Согласно распоряжению преосвященного Макария, епископа Калужского и Боровского, тело отца архимандрита Досифея предано сегодня (после часов) земле в Казанском соборе, в правом Крестовоздвиженском приделе у южной стены.»

Во вновь воссиявшей Оптиной восстановлено надгробие над могилой архимандрита Досифея в Казанском храме.
Годы его настоятельства (1894 – 1899) прошли как бы незамеченными, потому что отец Досифей старался во всем поддерживать порядки и традиции своих великих предшественников.




27 МАРТА - ДЕНЬ ТЕЗОИМЕНИТСТВА ПОЧИВШЕГО НАМЕСТНИКА ОПТИНОЙ ПУСТЫНИ АРХИМАНДРИТА ВЕНЕДИКТА, ОТОШЕДШЕГО КО ГОСПОДУ В 2018 ГОДУ
В день престольного праздника Оптинского Скита, освященного в честь Пророка Иоанна Предтечи, в 1991 году, прибыл он в Оптину Пустынь, принимая управление обителью. Тогда монастырь полгода оставался без руководства, поскольку его настоятель архимандрит Евлогий после тяжелейшей аварии находился в больнице. Обитель, отданная Православной Церкви 17 ноября 1987 года, медленно поднималась из руин.

Наместника в Оптину искали с большим рассуждением – ведь в чем-то это место гораздо более ответственное, чем множество епископских кафедр. Отец Венедикт рассказывал, что и сам он очень сомневался, видя всю сложность предстоящего служения. Но старцы-духовники благословили, посылали и к блаженной Любушке в Сусанино. Она сказала: «Да, Венедикт, Венедикт может быть».

Личный подвиг молитвы чаще всего оказывается сокрытым от людей, но в отце Венедикте за внешней суровостью и крайней собранностью всегда чувствовалось непрестанное предстояние Богу. Не внешним положением, не саном, а именно своей внутренней громадой этот невысокий ростом человек всегда был значимым в любом обществе, даже среди людей гораздо более высокого положения.

В последние годы отец Наместник сильно изменился, почти вся его прежняя суровость ушла и перевоплотилась в благостность и удивительное радушие. Это изменение объясняется тем, что маска внешней строгости уже больше не требовалась, душа достигла внутренней свободы и раскрыла себя людям в той полноте, которая раньше была недоступна взорам, или приоткрывалась лишь на время. Особенно ярко это было видно не в деловой обстановке, а в минуты отдыха. Каждый день, если позволяло здоровье, отец Венедикт находил время, чтобы приехать на конюшню.

Общение с лошадями было для него той паузой, которую ему не давали люди, непрестанной вереницей устремляющиеся к нему за решением тех или иных проблем. Расчесывая им гривы или кормя сухарями, он часто шутил, расслаблялся от извечного напряжения, иногда даже пел. И лошади чувствовали то тепло и добро, которое исходило от него. Приходили на конюшню и многие гости обители, и братия, чтобы пообщаться с ним в неофициальной обстановке. Каждому было известно, что лучше момента для общения с отцом Наместником, чем на конюшне, не найти. Хотя он «отдыхал от людей», там решались очень многие вопросы. «Лошади вот молчат, а вы все говорите, говорите», – шутил он.
Выйду ночью в поле с конем. В память об отце Венедикте. Оптина Пустынь.
Патерик Оптиной пустыни содержит жизнеописания подвижников благочестия, погребённых на монастырском кладбище. И оживает давно ушедшая эпоха, восстанавливается духовная связь с ней.
27 марта 1866 года скончался в Оптиной пустыни замечательный подвижник, слепец отец Карп из государственных крестьян Калужской губернии Мосальского уезда деревни Бараний Рог. В Оптиной он был звонарём, потом более 20-ти лет до старости трудился в хлебне. В послушаниях не уступал молодым и здоровым. В церкви бывал неопустительно. Бдительность его была неимоверна: если кому из братии нужно было встать в самую глухую пору ночи, то обращались к отцу Карпу, и в час, в два, в три ли кто попросит разбудить его – ложись и спи спокойно: в назначенный срок отец Карп тихо творит уже молитву и не отойдёт, пока не разбудит.
Самовнимание и понуждение себя на всё благое были отличительными чертами его. Самоукорение словно срослось с ним. Нравом был кроток и молчалив, в обращении с братиею ласков и приветлив. Старец Лев любил его и говорил о нём: «Карп слеп, но видит свет – свет, который не всем зрячим доступен».
Слепотою своей он не только не тяготился, но дорожил ею как средством ко спасению.
До последних минут жизни сохранил ясное сознание. Перед кончиной был напутствован всеми христианскими таинствами. Замечательно, что старческое лицо его по смерти сияло видимо благодатью Божией, так, что братия удивлялись. На 3-й день по кончине его не ощущалось ни малейшего запаха от тела. Так Господь по смерти прославил этого смиренного подвижника, не искавшего славы и жившего в неизвестности ещё на земле.



27 марта. Монашеский постриг старца Нектария. После пострига о. Нектарий почти перестал покидать свою келью, не говоря уже об ограде скита. Несколько лет даже окна его кельи были закрыты синей бумагой. Старец любил говорить: «Для монаха два выхода из кельи – в храм и могилу». В таком полузатворе о. Нектарий непрестанно молился. В это время он читал святотеческую литературу и занимался самообразованием, изучая светские науки и иностранные языки. В результате старец свободно обращался с образованнейшими людьми своего времени. О. Нектарий свободно цитировал по латыни, говорил по-французски, читал наизусть Пушкина, мог говорить об астрономии так, что посетители спрашивали старца о том, какой университет он закончил. Но университетом старца была его келья, а знание наук были необходимы, чтобы на одном языке говорить с представителями интеллигенции «Серебряного века», которые потянулись к о. Нектарию, после того как он был избран старцем в 1912 г.



27 марта: из летописи возрождающейся Оптиной
«27 марта в 1989 году в монастырь был привезен тябловый трёхъярусный иконостас, написанный Александром Вахромеевым. Было получено благословение Святейшего Патриарха Пимена на освящение левого придела Введенского храма в честь преподобного Амвросия Оптинского. Вместе с иконостасом был привезен большой мозаичный образ Христа Спасителя для алтаря нового придела.

Одновременно с монтировкой нового иконостаса начались работы по подготовке к освящению не только придела прп. Амвросия, но и к освящению архиерейским чином всего Введенского собора. Предполагается, что после возвращения из-за границы в Оптину приедет митрополит Владимир и освятит храм и новый придел. …
Монтаж иконостаса завершился в течение недели. Рака со святыми мощами прп. Амвросия была перенесена в северную часть храма к новому приделу.»
17/30 марта мирские именины преподобного иеросхимонаха оптинского Анатолия Старшего (Зерцалова).

Преподобный Анатолий (Алексей Моисеевич Копьев-Зерцалов) родился в селе Бобыли Калужской губернии Боровского уезда в семье диакона и в Святом Крещении был назван в честь святого Алексия человека Божия. Родители воспитывали сына в строгости и благочестии, надеясь, что со временем он выберет путь служения Богу.
Желание его родителей, чтобы их сын стал монахом, стало и его личным желанием. Тяга к монашеству была так сильна, что он не раз собирался тайно уйти к пустынножителям в брянские леса.
Будучи 23 лет от роду, Алексей был принят в число братии Оптиной пустыни, где был пострижен в мантию с именем Анатолий.
Преподобные старцы Макарий, а, по его кончине, Амвросий , оказывая особенную любовь и заботу об отце Анатолии, вели его суровой тропой иноческого подвига, и много пришлось ему перенести скорбей и тягостей пустынного жития. Старцы же не отнимали от него этих скорбей, а напротив, обогащали ими с благой целью создать в нем доброе иноческое устроение и закалить его дух в терпении.
Так, однажды в Оптину пустынь приехал Преосвященный Игнатий (Брянчанинов) и пожелал видеть и беседовать с тем из иноков, который опытно проходит святоотеческое учение об умной молитве. Епископ дважды посылал за ним, но смиренный инок не спешил на зов. Наконец Преосвященный, встретившись с отцом Анатолием, заметил ему, что он удивлен тем, что в Оптиной есть такие гордые монахи. Тогда отец Анатолий спросил у старца, который сейчас же велел ему идти.
Преосвященный принял его очень ласково, и они долго беседовали о разных духовных предметах. Прощаясь, Преосвященный сказал ему, что очень рад встретить такого образованного инока: и знакомого со светскими науками, и опытного в предметах духовных.
Возвращаясь от Преосвященного, отец Анатолий встретил своего старца, шедшего из скита и окруженного толпой инокинь и других лиц. Старец спросил отца Анатолия: "Ну, что же тебе сказал владыка?". Отец Анатолий в простоте души все передал старцу. Тогда он начал при всех бить его палкой, говоря: "Ах ты, негодяй, что вообразил о себе, что он такой умный! Ведь Преосвященный из любезности сказал тебе так, а ты и уши развесил, думая, что это правда!". Со стыдом отошел от старца молодой иеродиакон, а старец сказал бывшим с ним лицам: "Ведь вот как не пробрать, он монах внимательный, умный, образованный и уважаемый людьми, — долго ли загордиться? Вот и надо было смирить его". Так мудрые наставники оберегали своих питомцев от пагубного самомнения.
Поиск по сайту.
телефон
8-910-525-15-42
117463, г. Москва, Новоясеневский пр-т., д.42
Назад к содержимому