Оптинский календарь. Ноябрь. - Паломническая служба «Назарет»

Снимок Александра Пашина
Перейти к контенту

Оптинский календарь. Ноябрь.


Телефон: 8-910-525-15-42
e-mail: kachlena@mail.ru

В 2018 году исполнилось 60 лет со дня кончины игумена Иоанна Соколова воспитанника Оптиной Пустыни и наставника известного старца – Иоанна Крестьянкина. Наш великий современник, недавно почивший о. Иоанн Крестьянкин говорил, что священной обязанностью Оптиной Пустыни является прославление игумена Иоанна. Но дело, наверно в том, что в архивных документах не сохранилось никаких упоминаний о батюшке: ни в списке монашествующих, ни в других документах оптинской канцелярии, просмотренных за период с 1890 по1918 г. И это придает особый трагизм страдальческой судьбе этого удивительного человека.
Иван Александрович Соколов родился в богатой семье, получил прекрасное образование и … в 16 лет ушел в Оптину Пустынь. В 1915 г. по благословению оптинских старцев закончил Калужскую семинарию и стал священником в Дугне, недалеко от Оптиной. В годы гонений был неоднократно в ссылке. На допросах его искалечили: переломали кости, выбили зубы, проводили на нем испытания психотропных препаратов в специальном доме престарелых, но сломать не смогли. С фотографии старца на его могиле, на Армянском кладбище на нас смотрят полные любви и неземной доброты и мудрости глаза. После ссылки батюшка жил в Москве и Подмосковье, являясь фактически бомжом. У него окормлялись многие священники и миряне, из их воспоминаний и немногочисленных протоколов допросов мы и можем узнать о батюшке, о силе его молитв, о его прозорливости. Скончался старец в 1958 г. от рака печени и чада, которые по его молитвам получили квартиру в Москве не взяли его к себе умирать.
Сейчас в Дугне, там где начал свое служение игумен Иоанн Соколов служит молодой батюшка Андрей Беловинцев, который в нескольких местах работает программистом, чтобы поддерживать храм.



1 ноября (18 октября ст.ст.) Церковь чтит память прп. Иоанна Рыльского – подвижника Болгарской Православной Церкви и покровителя болгарского народа, жившего в пещере гор. Рила на территории современной Болгарии в X веке.
В Оптиной пустыни на рубеже XIX – XX столетий был построен ХРАМ В ЧЕСТЬ СВТ. ЛЬВА КАТАНСКОГО И ПРП. ИОАННА РЫЛЬСКОГО С НИЖНИМ ХРАМОМ В ЧЕСТЬ СОБОРА АРХАНГЕЛА МИХАИЛА.
В конце XIX века первоначально планировалось построить каменную пристройку к скитскому храму в честь Собора Иоанна Предтечи. Но этот проект не был утверждён Калужской духовной консисторией. Тогда было принято решение воздвигнуть новый каменный храм. Инициатива строительства принадлежала благотворителю скита екатеринбургскому купцу Михаилу Ивановичу Иванову, впоследствии облечённому в рясофор. Работами руководил другой рясофорный монах скита — Виктор Вейденгаммер. В скитской братии были разные мнения о необходимости строительства двухэтажного каменного храма, который плохо вписывался в архитектурный ансамбль скита. Чтобы разрешить недоумения, в феврале 1901 года рясофорный монах Иоанн (келейник скитоначальника старца Иосифа) был отправлен в Кронштадт, для того чтобы спросить благословение на постройку нового храма у почитаемого всем православным народом о.Иоанна Кронштадтского. Св. прав. Иоанн Кронштадтский дал благословение и обещал посетить скит осенью того же года, впрочем этот приезд так и не состоялся. После этого было преподано благословение на строительство храма Преосвященного Макария, епископа Калужского и Боровского. В марте 1901 года начались подготовительные работы, а в апреле иеромонах Нектарий (будущий старец) совершил чин освящения и закладки храма. Строительство шло быстро и уже через год основные работы были завершены.
Храм был построен двухэтажный. Верхний храм 26 октября 1902 года освящён калужским епископом Вениамином в честь святителя Льва Катанского и преподобного Иоанна Рыльского. В нижнем полуподвальном помещении устроен храм в честь Собора архангела Михаила, освящённый 10 ноября 1902 года настоятелем Оптиной Пустыни игуменом Ксенофонтом.
Выбор святых, в честь которых освящён вновь построенный храм, не случаен. Святитель Лев Катанский — небесный покровитель первого Оптинского старца Льва, а преподобный Иоанн Рыльский — тезоименит св. прав. Иоанну Кронштадтскому, благословившему строительство храма. Нижний храм освящён в честь архангела Михаила, в память о храмоздателе – рясофорном послушнике Скита Михаиле (Иванове).
После революции 1917 года новый скитской храм был закрыт, «Летопись Скита» ещё упоминает о богослужениях в этом храме в 1918 году. В течение нескольких десятилетий здание храма использовалось советскими учреждениями. В последние годы, перед возвращением оптинского скита Русской Православной церкви в нём располагались учебные помещения сельскохозяйственного училища.
После возобновления монастыря в 1988 году в храме идут восстановительные работы, которые должны завершиться освящением храма. В настоящее время здесь расположена мужская паломническая гостиница.



2 ноября 2019 года исполняется 11 лет со дня кончины приснопамятного митрофорного протоиерея Валерия Павловича Даниличева, в течение 26 лет бывшего настоятелем Благовещенского храма города Козельска и благочинным 10-го округа Калужской епархии.
В тот холодный осенний день одиннадцатилетней давности, ничем в жизни отца Валерия не отличавшийся от прочих своим напряженным богослужебным и рабочим графиком, он служил в своем храме Божественную Литургию и панихиду на Димитриевскую родительскую субботу, молился об усопших близких, перечень которых у него был велик, поскольку в его душе умещалось огромное количество самых разных людей, с которыми он либо дружил, либо просто когда-то пересекался по служебным и прочим вопросам, либо просто молился о человеке, потому что знал, что больше о нем помолиться некому. Хочется просто отметить, что последний день его жизни от утра и до кончины прошел в молитве и памяти о нас.
Искреннее жизнелюбие о. Валерия, активность, желание послужить каждому делали его человеком непрерывного настоящего, и большая часть тех добрых дел, которые он сделал, навсегда осталась лишь между ним и Богом, без широкого круга свидетелей, без историй и лишнего пафоса
Протоиерей Валерий родился 4 июня 1949 года в простой семье, родители Павел и Клавдия были служащими, жили в городе Горьком (Нижний Новгород). С детства под влиянием своей бабушки Анны Валерий интересовался вопросами веры в Бога, жизнью Церкви. Будучи юношей прислуживал в алтаре храма, где служил управляющий Горьковской епархией архиепископ Флавиан. Одаренный музыкальными способностями и красивым голосом, в школьные годы пел в молодежной хоровой капелле при Горьковской филармонии. После окончания школы начал рабочую практику на телевизионном заводе, но вскоре был призван в армию. До армии дружба с верующими людьми, последующий армейский период, полный размышлений, чтения, личное внутреннее движение души – все это в результате подвело Валерия к желанию посвятить свою жизнь служению Богу. В 1971 году он поступает в Московскую Духовную семинарию, где на музыкальном прослушивании у архимандрита Матфея (Мормыля) сразу же определяется в состав нескольких лаврских хоров.
В семинарии Валерий духовно окормлялся у лаврских духовников – архимандрита Наума (Байбородина) и схиархимандрита Иоанна (Маслова). Судьбоносным событием того времени становится знакомство со своей будущей супругой Светланой Алексеевной Вороновой, работавшей тогда в Церковно-археологическом кабинете при Московской Духовной академии.
21 января 1972 года по благословению ректора Московских Духовных школ архиепископа Дмитровского Филарета и духовника архимандрита Наума (Байбородина) Валерий Даниличев и Светлана Воронова обвенчались в храме пророка Божия Илии около Троице-Сергиевой лавры, таинство совершил протоиерей Тихон Пелих.
В декабре 1982 года епископ Калужский и Боровский Илиан принимает отца Валерия в клир Калужской епархии и назначает настоятелем Благовещенского храма города Козельска, в котором он прослужил Богу и людям всю свою оставшуюся жизнь до последнего дня.
Служение в Благовещенском храме входит в стабильное русло, образуются служебные и личные отношения. Будучи человеком активным и деятельным, отец Валерий находит широкую востребованность в самых разных вопросах как в жизни епархии, так и, в первую очередь, возрождении Благовещенского храма, который нуждался в реставрации и воссоздании внутреннего художественного убранства. С 1988 года после назначения наместником Оптиной пустыни архимандрита Евлогия (Смирнова, ныне митрополита Владимирского и Суздальского), отец Валерий включается в процесс возрождения Оптиной пустыни, помогая новоназначенному отцу наместнику с решением вопросов, где имелась возможность такую помощь оказать. Связь отца Валерия с Оптиной пустынью, с братией монастыря, была очень близкой в первую очередь в личном, человеческом ключе, и эта связь сохранилась до последнего дня его жизни. «Я люблю Оптину», – говорил отец Валерий своим близким, когда в бесчисленный раз его не оказывалось ни в храме, ни дома. Когда в 1990 году настоятельницей Казанской Амвросиевской женской пустыни в Шамордино была назначена игумения Никона (Перетягина), отец Валерий также участвовал в помощи матушке игумении в возрождении этой святой обители. За неделю до своей кончины по приглашению матушки Никоны батюшка совершал праздничное богослужение в Казанском соборе обители на праздник иконы Божией Матери «Спорительница хлебов». С оптинской и шамординской обителями была дружна вся семья отца Валерия, учитывая общие духовные корни из Троице-Сергиевой лавры, а также общее духовное окормление у архимандрита Наума (Байбородина).
Когда отец Валерий был назначен настоятелем Благовещенского храма в 1982 году, приходскую общину составляли прихожане, некоторые из которых в свое время духовно окормлялись у таких известных духовников ХХ века, как игумен Никон (Воробьёв), иеромонах Рафаил (Шейченко) – преподобноисповедник, иеросхимонах Мелетий (Бармин). Одной из таких прихожанок была монахиня Херувима (Манилова), бывшая духовным чадом игумена Никона (Воробьёва), с которым у нее была переписка, в настоящее время опубликованная для духовной поддержки верующих. Старые прихожане подмечали общие черты сходства в служении преподобноисповедника Рафаила (Шейченко) и отца Валерия, которые проявлялись в ясности и красоте звучания ектиний и возгласов, доступном и внятном чтении Евангелия. «Я живу Литургией. Моя жизнь – это жизнь храма, жизнь моих прихожан», – часто можно было услышать из уст отца Валерия, и это может подтвердить каждый, знавший батюшку в его ежедневных приходских заботах и попечениях о людях.
Историческое и духовное значение Благовещенского храма – одного из старейших храмов Калужской епархии, практически не закрывавшегося в богоборческие годы ХХ столетия – это отдельная тема, и отец Валерий прекрасно это значение осознавал и стремился сохранять ту духовную основу и преемство, которые оставили после себя благочестивые предшественники. Так, была возрождена молитвенная память известного козельского подвижника XIX века блаженного Тита-молчальника, отец Валерий принимал участие в сборе материалов к прославлению в лике святых бывшего настоятеля храма иеромонаха Рафаила (Шейченко) – преподобноисповедника, могила которого на старом центральном городском кладбище пользовалась почитанием у верующих.
Путь земной жизни протоиерея Валерия был недлинным, но его хватило для того, чтобы исполнить свою жизненную миссию в полноте.
2 ноября 2008 года в воскресенье Благовещенский храм впервые за двадцать шесть лет остался без Литургии. Рано утром Козельск облетела скорбная весть о кончине настоятеля Благовещенского храма. В это не верилось, потому что уместить в сознании его жизнерадостный добрый образ с мыслью о смерти было невозможно. Утрата казалась невосполнимой. На погребение отца Валерия собрались все его близкие и родные люди, все те, кто ощутил на себе его помощь и заботу, все те, кто вместе с ним накануне доехал домой. Прошло 11 лет. Утрата до сих пор ощущается и переживается невосполнимой, но путь, пройденный им, вдохновляет, потому что нет ощущения конца, лишь ощущение его молитв и продолжения служения, в вечности – в том большем, куда всех нас Господь воззывает из малого, нашей земной жизни, но верный в малом будет верен и во многом (Лк. 16, 10).



Многие из нас считают главным праздником в своей жизни день рождения. Но православная церковь наиболее значимым событием в жизни человека называет именины. В православии – это день, в который почитается память святого, чье имя было получено человеком при крещении. Церковнослужители же отмечают тезоименитство в день получения церковного сана и обретения нового имени, которое отличается от крестильного именования.
3 ноября Оптина отмечает день тезоименитства преподобного Илариона Оптинского.а ещё 3 ноября молитвенная память об Иларионе Великом,под именем которого принял монашество уроженец Воронежской губернии,сын портного Родион Пономарёв.
Много приводили к о.Илариону людей, страдающих различными недугами. Иларион говорил, что причины большинства болезней кроются внутри самого человека – это семейные раздоры, гнев или обида на других, грехи, в которых человек не раскаялся.
Он верил, что все недуги излечимы. Нужно лишь попросить прощения у недругов.
В Оптиной пустыни о. Илариона называли прозорливым – за то, что он порой, даже не зная пришедшего, мог перечислить обстоятельства его жизни и предвидеть, что с ним будет. Хотя батюшка стремился скрыть этот дар, но молва о нем разошлась как в самой Оптиной пустыни, так и среди многочисленных паломников, прибывавших к старцу за советом.
«Если чувствуешь, что гнев объял тебя; сохраняй молчание и до тех пор не говори ничего, пока непрестанной молитвой и самоукорением не утишится твоё сердце.»
Прп.Иларион Оптинский
На фотографии храм Илариона Великого, построенный в Оптиной Пустыни по благословению старца Илариона.


4 ноября День Казанской иконы Божьей Матери
Богородице, Матерь света
Слова П. Вяземского
Богородице, Богородице, как люблю Тебя всею душой,
Ты звезда моя, Ты зоря моя, Ты луч света в жизни земной.
Ты Знамение, Ты Споручица, Ты помощница на пути
И Покров Ты мой и Заступница и Целитель, каких не найти.
Богородице, Богородице, Живоносный источник чудес.
Вся Святая Русь Тебе молится: и долины и горы и лес.
И Донская Ты и Казанская и Ахтырская – все со мной,
И Владимирская, Валаамская и Державная над страной.
По Московии, по Рязанщине, и по Елисоветградской стороне,
По Уралу, Сибири и Брянщине освящаются храмы Тебе.

Сотни людей приезжают в Оптину каждый день. Зачем они едут? Тратят на дорогу деньги, устают в пути… Они едут к Оптинским святыням! Помните пословицу: «К пустому колодцу за водой не ходят»? Мы часто живем в страхе перед завтрашним днем, надеемся на себя, на друзей и родных, на кредит в банке. А преподобный Моисей и брат его преподобный Антоний, чьи святые мощи почивают под спудом в Казанском храме Оптина монастыря, надеялись только на Господа. Казанская церковь в Оптиной построена при возродителе монастыря — игумене Авраамии. Возведению её предшествовало чудесное событие. Один из иеромонахов обители — Макарий — смертельно ушибся во время работ на месте будущего Казанского храма. Во время своей жестокой болезни во сне он увидел себя в доме помещицы Козельского уезда села Фроловского Елены Семеновны Сабуровой, слёзно молящегося перед Казанской иконой Божией Матери, ей принадлежащей. Проснувшись, о. Макарий почувствовал облегчение от болезни и в то же время дал от полноты благодарного сердца обет — по совершенном выздоровлении ехать в дом госпожи Сабуровой и отслужить там молебен виденному им во сне образу Богоматери. При исполнении этого обета о. Макарием, госпожа Сабурова в разговоре объявила ему, что имеет намерение построить в одном из своих сёл храм во имя сего образа, прибавив притом: «Если согласитесь устроить его в Оптиной Пустыни, то я с радостью отдам эту икону вам в обитель и сверх того пожертвую деньгами на постройку». Игумен обители о. Авраамий принял это известие как знак особой милости Божией, и решил устроить храм на месте происшествия, послужившего поводом к предложению Сабуровой. Благотворительница пожертвовала значительную сумму денег на строение, а иеромонах Макарий, по усердию своему, ездил за сбором подаяния на окончательную отделку храма.

В восьмидесятые годы ХХ века Казанский храм выглядел самым удручающим образом: не было пола и крыши, а через пролом в алтарной части храма заезжала сельскохозяйственная техника. После открытия обители началось восстановление поруганного храма. Все три престола храма освящены Святейшим Патриархом Алексием II 28 июля 1996 г. И тогда же начали расписывать храм в технике фресковой живописи. Пишут фреску по сырой штукатурке, что требует от художника большого мастерства. В Петровское время древнерусская фреска прекратила свое существование, и была возрождена в ХХ веке. Кстати, один из последних фресковых ансамблей петровского времени находится в Александро-Свирском монастыре. На западной стене, изображён царь-реформатор в европейском платье во главе идущих во ад – так современники воспринимали Петра, который, к тому же, закрывал Оптину пустынь в XVIII веке.
Одним из первых, кто начал возрождать древнерусскую фреску был народный художник Российской Федерации, профессор Евгений Николаевич Максимов. Он выполнил роспись подкупольного пространства Казанского собора Свято-Введенской Оптиной пустыни.1996 – 1998 годах. Программа росписей подкупольного пространства была разработана Е.Н.Максимовым, совместно с И.Ю.Самолыго, под руководством настоятелей монастыря. Именно поэтому в иконографии фресок отсутствуют случайные элементы: каждый имеет основанием богословское начало. Благодаря живописному наполнению, в храме Казанской иконы Божьей Матери царит особенная атмосфера, дарящая возможность ощутить присутствие сверхмирского в свершаемой литургии. Монументальная живопись храма начинается с изображения Христа Пантократора в окружении небесных сил. Этот образ один из лучших, созданных византийским искусством. Когда входишь внутрь и устремляешь взор вверх, то из купола на зрителя совершенно умиротворенно взирает Спаситель. Художнику удалось решить сложнейшую задачу: написать взгляд, а не глаза, создать взор Спасителя, ощущение его физического присутствия.
Боковые нефы храма расписывали братия монастыря, среди которых немало профессиональных художников. Однажды на экскурсию в монастырь приехала большая греческая делегация. Им очень понравились росписи Казанской церкви и они несколько высокомерно спросили монаха, который проводил экскурсию: «А что, если мы ваших братий пригласим в Грецию расписывать храмы?» Монах смиренно ответил: «Пригласить то можно, но ведь никто не согласится».




Ежегодно в ноябре православные чтят образ Божьей Матери «Всех скорбящих Радость» (6-го ноября).
А как относился к иконам Фёдор Михайлович Достоевский, важнейшим событием духовной жизни которого была поездка в Оптину Пустынь в июне 1878 года, вызванная личными переживаниями после смерти младшего сына-3-хлетнего Алёшеньки? Один из ответов на этот вопрос — икона «Богоматерь всех скорбящих радость», которая находилась в кабинете писателя и теплящаяся перед нею лампада. Другой ответ — его произведения с многочисленными упоминаниями икон. Икона для писателя — свидетельство веры, его любви к Богу, свидетельство единства духа (вера в невидимого Бога) и сердца (особое почитание Его видимого образа). В «Дневнике писателя» Достоевский пишет: «Иной лютеранский пастор ни за что не может понять, как можно, веруя в истинного Бога, поклоняться в то же время, доске», изображению святого, и допустить, чтоб из этого не вышло идолопоклонства. Русский интеллигентный человек всего чаще согласен в этом суждении с пастором. Между тем нет ни одного русского мужика или бабы, которые, поклоняясь иконе, в то же время хоть сколько-нибудь смешивали «доску» с Самим Богом…». Заглянув в православный календарь на те дни, когда Достоевский стремился попасть в Оптину пустынь, обнаружим удивительные совпадения: 24 июня празднуется праздник Рождества Иоанна Предтечи, который являлся престольным праздником скита Оптиной пустыни. Безусловно, что поездка Достоевского в Оптину пустынь была приурочена к главному празднику Оптинского скита. С этим праздником совпала скорбная для писателя дата – сороковины памяти сына Алеши (умер 16 мая 1878 г.). Возможно, Достоевский приезжал в Оптину, имея и более конкретную цель: совершить поминовение сына на сороковой день его смерти. Выявление этого факта позволяет восполнить картину пребывания писателя в Оптиной пустыни. Достоевский должен был заказать панихиду и отстоять её. Это произошло 26 июня, в праздник Тихвинской иконы Божией Матери.


6 ноября (24 октября ст.ст.) 1849 года Оптина распрощалась с наместником Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Антонием (Медведевым) и настоятелем Малоярославецкого монастыря игуменом Антонием (Путиловым), несколько дней гостивших в обители.
«Утром, по отслужении ранней литургии, высокие гости отправились в Калугу. Отец игумен Моисей проводил их двадцать вёрст от обители, а Старец отец Макарий, забывши свою болезнь, от простуды ещё не прошедшую, и старость, проводил их до парома на реке Жиздре, куда все шли из обители пеши, там и последнее целование друг другу с делавши, расстались», – описывает это событие скитская летопись.
Вот как вспоминал Старец Макарий о посещении Оптиной отцами наместником и настоятелем: «… В пятницу вечером утешили нас своим посещением почтеннолюбезные гости, Лаврский наместник о. архим. Антоний с Малоярославецким иг. о. Антонием. Какое его (о. архимандрита) было ласковое, приятное обращение с нами убогими, а, паче со мною, ничтоже стоящим, – надо было удивляться. Кажется, он любовию дышал, что всё выражалось умиленными его чувствами. Всякое слово любвеобильное его беседы запечатлевалось в сердцах наших, а описать оные тупое моё перо с таким же умом не имеет способности. Наградил скит наш святынею и ещё обещал прислать. С каким благоговением принял рукоделие скита нашего: ложечки и точёные штучки, – надобно было удивляться! И хотел представить оные митрополиту. Ну, словом, оставил нам память и пример нелестной любви и смирения! Что можем воздать ему? Токмо в благодарном сердце сохранить сие чувство и молить Господа простым словом: Спаси его, Господи!»
Святыня, упоминаемая Старцем Макарием – пожалованный скитскому храму «напрестольный осьмиконечный сребро-позлащённый крест», подробнейшим образом также описанный летописью: «Поверхность его гладкая, на ней укреплено серебряное литое распятие; весь крест, по верхней доске и окраинам убран разноцветными камушками, в серебряных гнездах; мерою крест – в длину пять, а в ширину три вершка; внутри его, – как видно из надписи, вырезанной на обороте, – хранятся: вверху – часть древа креста Господня, внизу – часть мантии Преподобного Сергия, в средине – часть мощей Анастасии узорешительницы; в боковых концах перекрестия – часть мощей Пр. Сергия Радонежского и часть мощей Святителя Митрофана Воронежского. Оный крест пожертвован в скитскую церковь наместником Свято-Троицкия Сергиевы лавры о. Архимандритом Антонием, в 1849 году».



30 октября (12 ноября по н.с.) 1959 года предстал пред Господом оптинский иеросхимонах Мелетий (Бармин).
Отец Мелетий был келейником архимандрита Ксенофонта (Клюкина), а затем – последним духовником Шамординской обители – человек святой жизни, особый, исключительный. Он был последним пострижеником преподобного Амвросия Оптинского, который постриг его в 1891 году, в год своей кончины.
Отец Мелетий был сильным молитвенником, отличался исключительным молчанием, был очень немногословным. Спросят его: «Батюшка, ну как жить?», а он отвечает: «Всегда молитесь». И всё. Вокруг него царил особый благодатный мир, покой. Человек, пришедший к нему на исповедь расстроенным, умиротворялся. После разгона обители отец Мелетий жил в городе Козельске и имел духовное общение с о.Никоном (Воробьёвым), пока того не арестовали и не выслали.
В 1930 году отец Мелетий был сослан в Архангельскую область и какое-то время провел в лагерях. После возвращения до конца дней своих жил близ разорённой Оптиной пустыни, общался и с отцом Рафаилом (Шейченко) и с другими священниками. У него продолжали окормляться шамординские сестры, которых в Козельске было очень много; люди приезжали к нему из других мест. К концу жизни он ослеп. Скончался отец Мелетий в возрасте 96 лет.
Похоронили его на городском кладбище Козельска, а летом 2005 года останки иеросхимонаха Мелетия были перенесены в Оптину пустынь и погребены на братском кладбище монастыря.
На фотографии Благовещеннская церковь в Козельске, в которой в 40-е 50-е годы 20 века служил о.Рафаил (Шейченко) и о.Никон (Воробьёв).


Предсказания старцев оптинских
Оптинские старцы всегда хорошо знали состояние русского общества. К ним то и тянулся этот «мир» в лице своих типичных представителей, которых обожгло, оглушило, испугало железное грохотание движущегося времени. Они бросались искать спасения. И многие – в Оптину: услышать слово старца.
В письмах своих старец Макарий нередко размышлял о судьбах России.
160 лет тому назад в 1859-м, 16 ноября, он пишет: «Сердце обливается кровью при рассуждении о нашем любезном отечестве, России, нашей матушке: куда она мчится, чего ищет, чего ожидает? Просвещение возвышается, но мнимое; оно обманывает себя в своей надежде; юное поколение питается не млеком учения святой нашей Православной Церкви, а каким-то иноземным, мутным, ядовитым заражается духом; и долго ли это продолжится? Конечно, в судьбах Промысла Божия написано то, чему должно быть, но от нас сокрыто, по неизречённой Его премудрости. А кажется, настаёт то время по предречению отеческому: “Спасаяй да спасет свою душу!” (Спасающийся да спасёт свою душу)».



17 ноября особенный день в истории Оптиной Пустыни, так как в этот день в 1987 году был подписан указ советского правительства о передаче монастыря Русской Православной Церкви. Началось возрождение обители после 64 лет запустения. Первым в Оптину прибыл иеромонах Иосиф (впоследствии наместник Соловецкого монастыря). Ему местные власти не разрешали носить иноческую одежду и называться монашеским именем. Первую литургию в возрождающейся обители отслужил 3 июня новый наместник архимандрит Евлогий (Смирнов) с немногочисленной братией в знаменитой башне с трубящим ангелом. 17 ноября 1988 г. братия вошла рано утром в Введенский собор и почувствовала неземное благоухание. Оказалось, Казанская икона покрыта капельками росы. Это и был источник дивного запаха.  Образ, старинный, прекрасного письма, подарил один московский коллекционер. Это был первый случай мироточения иконы в монастыре – ровно через год после начала возрождения обители.
На снимках: Казанская икона; Первая братия монастыря; Паломники 1988 г.


19 ноября 1988 года в Оптину прибыл необычный гость – игумен греческого монастыря во имя прп. Симеона Нового Богослова отец Христодул. Монастырь находится напротив острова Эвбея, в трёх километрах восточнее посёлка Каламос, в горах над более крупным поселком Айи-Апостоли.
Мысль об устроении монастыря пришла его будущему игумену, отцу Христодулу, после прочтения греческого перевода труда архиепископа Василия (Кривошеина) «Преподобный Симеон Новый Богослов». В книге он нашёл замечание, что во всем православном мире нет ни одного храма, посвящённого преподобному Симеону Новому Богослову, и решил посвятить святому не просто храм, но целый монастырь. Основание монастыря было благословлено святыми старцами. Преподобный Паисий Святогорец дал изначальное благословение и наставления для возведения монастыря, преподобный Иаков Эвбейский преподал благословение во время зарождения обители, а преподобный Порфирий Кавсокаливит осенил своими пожеланиями и молитвами всё пространство монастыря во время посещения будущей обители 1 июля 1986 года.
12 октября 1986 года на месте будущего монастыря была отслужена первая праздничная служба в память преподобного Симеона Нового Богослова. 13 июля 1987 года последовало основание первых келий и освящение их старцем Порфирием Кавсокаливитом.
13 августа 2017 года монастырь пострадал от пожаров охвативших окрестности Афин. В то время была полностью уничтожена иконописная мастерская обители.
По заведённому порядку в обители каждый день совершаются божественная литургия и другие предусмотренные монастырским уставом богослужения. В обитель на исповедь приходят люди из окрестных сёл, из Афин и многих других мест.
Отец Христодул пробыл в Оптиной всего несколько часов после полудня. С интересом осмотрел обитель, побывал в скиту. О. Христодул свидетельствовал, что в Греции и в Симеоновом монастыре, в частности, возрастает интерес к оптинским старцам, их благодатному опыту, говорил о почитании прп. Амвросия Оптинского. Ему были переданы Служба с Акафистом Преподобному и частицы мощей Преподобного Амвросия. Уезжая из Оптиной, о. Христодул сказал, что отныне его монастырь будет подворьем Оптиной Пустыни в Греции.
В 90-е годы в обитель Симеона Нового Богослова передан подарок от оптинцев – ковчег с частицами мощей прпп. Оптинских старцев.



23 ноября Оптина пустынь чтит память своего постриженика архимандрита Иоанникия, прославленного в 2000 году как преподобномученик.
Отец Иоанникий (в миру Иван Алексеевич Дмитриев) родился в 1875 году в деревне Заводские Хутора Тульской губернии в крестьянской семье.
Три года Иван зимой ходил на дом к учителю и обучался грамоте, а летом пас скотину на пастбище. С 12 лет обучался портняжному ремеслу. Устроившись работать в Москве, он после смерти матери содержал всю семью – отца и братьев с сёстрами, но мечтал жить с монастыре.
В 1903 году Иван приехал в Оптину Пустынь и был принят в обитель послушником. Поначалу он нёс послушание портного в скиту. Здесь 27 ноября 1911 года прп.Варсонофий, старец Оптинский, постриг Ивана в монашество с именем Иоанникий.
В 1918 году иеродиакон Иоанникий был мобилизован в тыловое ополчение и прослужил здесь два года. В 1921 году епископ Феофан рукоположил его в сан иеромонаха и направил служить в село Сухиничи Калужской губернии. В 1927 году епископ Феофан был переведён на другую кафедру; назначенный вместо него епископ Стефан (Виноградов) возвёл в 1928 году иеромонаха Иоанникия в сан игумена и определил его настоятелем Георгиевского монастыря в городе Мещовске.
Направляя отца Иоанникия в монастырь, Владыка благословил его помогать всем престарелым монахам и монахиням, жившим тогда при монастыре. В 1929 году монастырь закрыли, а на его месте была организованна коммуна «Искра». Отец Иоанникий после закрытия монастыря был назначен настоятелем мещовского собора. Монахи закрытой обители образовали вокруг собора некое подобие монастырской общины с уставными службами в соборе. Они жили теперь по частным квартирам, но все строго выполняли устав. Отец Иоанникий, исполняя благословение епископа, помогал монашествующей братии, и в особенности тем, кто по старости или по болезни не мог себя содержать. Наличие вокруг городского собора некоторого числа монашествующих обратило на себя внимание властей. В это время властями проводилась коллективизация, к которой власти относились как к мероприятию рискованному и оттого опасались крестьянских восстаний и сопротивления. Священнослужители и монахи считались врагами.
Игумен Иоанникий был арестован 31 октября 1932 года и заключён в тюрьму города Брянска. 16 ноября он был вызван на допрос и на вопросы следователя ответил: «По существу предъявленного мне обвинения в создании контрреволюционной группировки из монашествующих и бывших торговцев и проведении агитации против мероприятий советской власти виновным себя не признаю. Служба в церкви шла продолжительно, хотя некоторые молитвословия монашеские были сокращены. Акафисты в начале службы читались, а потом во время самой службы пелись, но это было заведено ещё до меня. Службы проходили в церкви ежедневно. Это я делал из-за заботы об истинной христианской православной вере, как должен делать каждый священник. Никакого подпольного монастыря при мещовском соборе у нас не было. Все монашествующие признавали меня за своего духовника, но за старшего не считали».
Следователи, собрав против игумена Иоанникия показания «свидетелей», их ему зачитали. Выслушав, отец Иоанникий ответил: «Указанные мне якобы конкретные случаи моей контрреволюционной деятельности категорически отрицаю и заявляю, что и нигде и никогда не говорил против тех или других мероприятий советской власти. Со стороны арестованных со мною я также ни разу не слышал что-либо против мероприятий советской власти».
15 марта 1933 года тройка ОГПУ приговорила игумена Иоанникия к ссылке в Северный край на пять лет. По возвращении из ссылки он был возведён в сан архимандрита и направлен служить в Николо-Козинский храм в городе Калуге. Осенью 1937 года власти вновь арестовали архимандрита Иоанникия. 28 октября состоялся допрос священника: «Вы арестованы за активную контрреволюционную деятельность. Следствие предлагает вам по этому вопросу дать откровенные показания» – потребовал следователь.
«Я среди духовенства и верующих высказывал недовольство советской властью, обвиняя её в том, что в результате её политики по всему Советскому Союзу по требованию советской общественности закрылись церкви, кроме того я говорил о том, что советская власть несправедливо проводит репрессии в отношении духовенства», – высказал отец Иоанникий своё мнение, но отказался признавать себя виновным в контрреволюционной деятельности и оговаривать других.
19 ноября 1937 года тройка НКВД приговорила архимандрита Иоанникия (Дмитриева) к расстрелу. Преподобномученик Иоанникий был расстрелян 23 ноября 1937 года и погребён в общей безвестной могиле.





Митрополит Платон (Левшин).
24 ноября день памяти Московского митрополита Платона (Левшина), сыгравшего особую роль в истории Оптиной Пустыни. Митрополит управлял Московской епархией, а Калужская епархия тогда была в её составе, в тяжёлое для русского монашества время. После преобразований Петра I и Екатерины II вдвое сократилось число монастырей (недаром Бердяев называл Петра I «большевиком на троне»). Многие находились в крайне тяжёлом положении, как, например, Оптина Пустынь. Паломники XVIII века описывают одну и ту же безрадостную картину: в Оптиной разруха, братии 2–3 человека, монастырь на грани исчезновения.
Всё изменилось после посещения обители в 1796 г. митрополитом Платоном. Митрополит сам был строгий монах и любил монашество, и возрождал в своей епархии монастыри, закрытые Екатериной. Он направил в Оптину монаха Авраамия, который собрал братию, отремонтировал старые и построил новые храмы.
Митрополит был удивительным человеком: аскет и подвижник и, при этом, европейски образованный человек. Прекрасные проповеди Платона доводили до слёз Екатерину II. Европейские ученые часто приезжали к митрополиту. Увидев монаха в залатанном подряснике и лаптях (это был сам Платон), спрашивали где найти знаменитого митрополита, тот с улыбкой показывал на своего важного кучера, которого тоже звали Платон. Однажды к митрополиту приехал философ Дидро. Он сказал: «Владыка, философ Дидро считает, что Бога нет», на что митрополит ответил: «Батенька, эта новость уж очень старая», и процитировал Псалтирь: «Рече безумец в сердце своём – нет Бога».
Митрополит был горячий русский патриот. Он не смог пережить сожжение Наполеоном его любимой Москвы. Заболел и вскоре умер в основанном им Вифанском скиту Троицкой Лавры, предсказав скорое освобождение Москвы. Могила митрополита Платона (Левшина) находится в Троице- Сергиевой Лавре.




Константин Леонтьев.
«Гуманитарное лжехристианство с одним бессмысленным всепрощением своим со своим космополитизмом – без ясного догмата; с проповедью любви без проповеди «страха Божия и веры… – такое христианство есть все та же революция сколько ни источай оно меду; при таком христианстве ни воевать нельзя ни государством править; и  Богу молиться незачем…» – эти слова принадлежат замечательному русскому литератору и философу Константину Николаевичу Леонтьеву, день памяти которого 25 ноября.
Леонтьев родился на юге Калужской губернии в усадьбе Кудиново, от которой сохранилась лишь заросшая липовая аллея. Учился в Калужской гимназии, Московском университете. Стал врачом, затем дипломатом и жил по принципу: если Бога нет, то можно всё, так он написал в своей литературной исповеди. Возвышенная красота византийской культуры, с которой он познакомился на востоке, а также встреча с афонскими старцами полностью изменили мировоззрение Леонтьева.
Вернувшись в Россию Константин Николаевич побывал в Оптиной и стал духовным сыном старца Амвросия. В1884 г. он поселился в Оптиной Пустыни. За северной стеной монастыря сохранился дом Леонтьева –«консульский домик».
При жизни литератора его не находили нужным даже критиковать, настолько реакционными и даже безумными считали его взгляды. Например, одна из его работ называется так: «Средний европеец, как орудие всемирного разрушения», зато сейчас интерес к его наследию необычайно велик. Проводятся многочисленные Леонтьевские чтения, труды переиздаются.
В 1891 году Констатин Николаевич принял монашеский постриг с именем Климент в Гефсиманском скиту. Леонтьев переживал, что не может видеть старца Амвросия. Батюшка Амвросий утешал: «Не переживай, мы скоро увидимся». В октябре 1891 г. скончался Амвросий, а 25 ноября монах Климент (Леонтьев). На снимках: Старец Амвросий, Константин Леонтьев.



Поиск по сайту.
телефон
8-910-525-15-42
117463, г. Москва, Новоясеневский пр-т., д.42
Назад к содержимому